Загрузка...

L'esprit de Paris  

ИСТОРИЯ ЕЛКИ

Нарядно украшенное, освещенное лампочками вечнозеленое дерево — важнейший символ Рождества.

Когда на улице темно и все занесено снегом, когда дни так коротки, оно дает нам возможность помечтать о вновь возрождающейся жизни.

Его украшения напоминают нам весенние почки и цветы; оно словно приносит в дом немного леса — а в Святой сочельник пробуждает радость и надежду.




Можно уверенно утверждать, что в 1539 году в Страсбургском соборе была установлена рождественская ель. А одна из бременских цеховых хроник за 1570 год содержит упоминание о «дереве», украшенном яблоками, орехами, кренделями и бумажными цветами, которое установили на Рождество в здании цеха и которое дети «обтрясали», как дерево на осеннем празднике урожая. Оба считались «деревьями плодов» и, похоже, не были украшены свечами.

Находилось ли самое первое рождественское дерево в Эльзасе или Бремене, сегодня вряд ли можно установить. Скорее нужно исходить из того, что эти более или менее случайно дошедшие до нас свидетельства указывают на явление, уже существовавшее, возможно, за несколько десятилетий до этого.

В любом случае нет сомнений, что рождественские елки были в цехе ремесленников XVI столетия.



Что навело людей на мысль пойти в лес, выбрать елку, срубить ее, а потом установить у себя дома и украсить? Многие ломали головы над возникновением этой традиции.

Установить происхождение и возможные предшествующие формы этой традиции трудно. Деревья издавна окружали человека. Наскальные рисунки вблизи шведского города Бохуслена наряду со многими другими сюжетами изображают и ели. Нельзя сказать точно, отражает ли это мир человека бронзового века или указывает на почитание ели.

Примером мифического образа дерева является упоминаемое в древних индийских рукописях священное дерево Солнца, которое неожиданно появляется из земли при восходе, днем парит в небе так высоко, что его ветви касаются светила, потом постепенно уменьшается, пока на закате снова полностью не скрывается в земле.

В «Эдде», древнеисландском эпосе, мировой ясень Иггдрасиль символизирует Творение. В старинном шведском городе Упсале, недалеко от храма, который был посвящен северным божествам, судя по старым свидетельствам, почитали тис, рядом с которым бил родник.



Деревья Солнца, жизни, мировые деревья встречаются в сказаниях о деревьях у многих индогерманских народов. Они сохраняются как смутные воспоминания в памяти человечества.

Греческая мифология богата примерами обожествляемых деревьев, из деревьев возникают боги, в деревья превращаются люди. Все это показывает, какое важное место занимали эти гиганты из царства растений в мировоззрении человека.

Прекрасные плоды на деревьях Элизия, сада богов, и золотые яблоки божественных нимф, гесперид, тоже имеют определенное значение в нашем контексте.

Эти яблоки считались самым красивым украшением и самыми вкусными плодами. Они были пищей богов и якобы дарили бессмертие, а посему смертным запрещалось их пробовать.

Конкретнее этих процветающих только в области мифологии и фантастики деревьев жизни — пальма, тонкая, высокая, обычно с большим количеством фиников, живущая до ста лет. Она известна как в западной, так и в восточной культуре.

Пальма — дерево Святой земли и Аравии, которое можно увидеть на старых церковных иконах в Вифлеемских яслях, причем она играет, очевидно, важную роль, так как изображение незначительных вещей принципиально не допускалось.



В ритуалах многих культур можно найти не только деревья, но и древесину. Тысячелетиями она использовалась на так называемом празднике зимнего солнцестояния (иногда его называют Йоль) в Северной Европе.

Символически древесина приравнивалась к живому дереву и была жертвой, которую приносили богам. Предполагается, что причина этого кроется в мифе о плодородии, связанном с древесиной.

В честь богов разводили костры, которые должны были отгонять злых духов. Люди полагали, что во время зимнего солнцестояния солнце пробуждается к новой жизни и вступает в борьбу с силами зимы, погружающими все во тьму.

Это — период святочных ночей с 21 декабря по 6 января. Когда дни снова становились длиннее, это означало, что солнце победило.



Во время северного праздника зимнего солнцестояния сжигали нижнюю часть ствола дерева, так называемое праздничное («йольское») дерево. Остатки этого обычая мы до сих пор находим во многих странах Европы: в Провансе и в Греции, и далеко на юго-западе, на Пиренейском полуострове.

У трансильванских немцев в сегодняшней Румынии традиция сжигания называемой здесь Христовой, или рождественской, древесины продержалась особенно долго.

Во Франции использовали в основном древесину сливы или вишни, иногда — дуба. Прежде чем положить ствол в огонь, его поливали вином или маслом или посыпали зерном и едой.

Древесный уголь употребляли как лекарство, в других странах золу рассыпали в святочные ночи по полям, чтобы почва стала плодороднее.



Вполне понятно желание человека увидеть в холодное время года что-то зеленое, разноцветное, сверкающее. Зеленые украшения во время зимнего солнцестояния должны были символизировать жизненную силу и плодородие, а также отгонять несчастья.

Обычай праздновать наступление нового года с зелеными ветвями документально подтвержден уже у древних римлян, которые использовали при этом лавр.

Отец Церкви Святой Ефрем Сирин в IV столетии сообщал, что к празднику 6 января дома украшали венками. Средневековые источники подтверждают использование ветвей вечнозеленых деревьев с острыми иголками, их прикрепляли над дверьми дома или вешали в самом жилище.

Люди верили, что теперь у демонов, ведьм, молний и болезней нет шансов пробраться в дом. В немецком языке до сих пор сохранилось выражение, вероятно связанное с этим обычаем, «не досталось зеленой ветки», означающее, что человеку не повезло. Зеленый цвет издавна считался цветом надежды.



Дерево на праздник зимнего солнцестояния, которое ставили на улице, чаще всего у деревенского колодца, было очень популярно в Северной и Центральной Европе и по форме напоминало майское дерево и деревья на праздник урожая, которые мы знаем и сегодня.

Ствол очищали от коры и ветвей, нетронутой оставляли только верхушку. Позднее иногда прикрепляли новую верхушку.

Дерево украшали лентами, фигурками, яичными скорлупками. Деревенские девушки устраивали хоровод и с песнями танцевали вокруг дерева. Порой деревья украшали венками или кольцами из еловых веток.



Время зимнего солнцеворота долго связывали со сказочными событиями, в которых смешивались реальные явления и фантастические представления. Снова и снова встречаются упоминания деревьев и других растений, которые якобы расцветают в самое холодное время года.

В одном трактате 1430 года сообщается о «чудесном дереве»: «В самое суровое и неприятное время года, всегда только в ночь Рождества Христова, на нем появлялись яблоневые цветы величиной с большой палец. Поэтому из Нюрнберга и ближайших селений туда обычно приходили несколько достойных доверия людей и бодрствовали всю ночь, чтобы проверить истинность этих рассказов».

Таким морозником, цветущим зимой, является Христова роза, ее цветы немного похожи на цветы шиповника. Во Франции ее называют «rose de Noёl», «рождественская роза», и любят рассказывать, что она распускается в Рождественский сочельник прямо в снегу.



Обычай срезать ветви лиственных деревьев — прежде всего вишни, яблони, сирени, бузины, сливы, лещины и липы — 4 декабря, в день святой покровительницы Варвары, чтобы в домашнем тепле они зацвели к Рождеству, восходит к XIII столетию.

Старое крестьянское правило гласит: «Почки ко дню святой Варвары нужны для цветов в Христов праздник». Еще в XIX веке рано цветущие вишневые деревца ставили в большом горшке в угол комнаты.

Рождество считалось магическим временем, когда действуют другие законы, отличные от повседневных.

По легенде, святой Франциск Ассизский пошел однажды зимней ночью в сад и там лег в куст терновника, чтобы почувствовать страдания Христа. После этого на кусте расцвели розы.

А в Германии важным элементом зимних праздников стал еще и свет. Тут следует вспомнить римские сатурналии, которые отмечались при свечах. В середине декабря в Норвегии и Швеции и сегодня проходит гулянье в честь святой Люсии, королевы света.

Свечи символизируют солнце. По старинному поверью, во время зимнего солнцестояния свет оберегает от несчастий и прогоняет демонов. Вот почему и в других культурах есть свои «светящиеся деревья»: священные рождественские елки в Индии и Персии, украшенное свечами майское дерево и древнее славянское свадебное дерево.



Надо сказать, что вечнозеленые хвойные деревья относятся к самым древним растениям. Уже более 300 миллионов лет они растут в далеких частях Евразии и Северной Америки.

Ели всегда особенно ценились из-за их высоты и долголетия. Еловую вечнозеленую хвою называли «зимним маем», а самому дереву приписывали особую силу и выносливость.

Так, увешанная мелкими монетами, украшенная лентами, золотой мишурой, цветами или крашеными яйцами елка должна была охранять новый дом от пожара и бури.

С XVIII столетия в моду вошла деревянная рождественская пирамидка, на нее прикрепляли свечи, украшения и подарки.

Неясно, делалась ли она в подражание рождественской елке или возникла независимо от нее. Точное место происхождения тоже неясно, но есть свидетельства, что вначале просто связывали хвойные ветви в виде пирамидки, а потом уже стали мастерить устойчивую деревянную подставку, которую затем украшали и ставили на нее свечи.

Тем самым рождественская пирамидка особым образом объединяет идеи дерева и света. Она довольно давно появилась на рождественских службах евангелической церкви, на городских праздниках и лишь потом стала популярной на домашних праздниках.

К тому же пирамидка напоминает подсвечники в виде дерева (их называли по латыни arbores), которые использовались в раннем Средневековье в церквях; на них свечи ставили рядом с зимней зеленью, а в представлении прихожан они ассоциировались с райским деревом.



По мере того как рождественская елка становилась все более популярной у населения, менялись и ее украшения. Вплоть до XIX века елку украшали в основном съедобными «игрушками»: печеньем, сладостями, яблоками, орехами.

Изготовление сладостей в то время — до начала их массового производства — требовало немалых затрат ручного труда, а сами они были большой редкостью. Поэтому не только детям хотелось что-нибудь незаметно снять с елки.

Даже Фридрих Шиллер в 1793 году не выдержал этого искушения. Вот что записал советник медицины Фридрих Вильгельм фон Хёвен: «В рождественский вечер я зашел к нему. И что же я увидел?

Огромную елку, освещенную множеством маленьких восковых свечей, с позолоченными орехами, пряниками и самыми разными сладостями. А перед ней сидел Шиллер, совсем один, с улыбкой глядя на елку и обрывая с нее фрукты...»

Настоящий «сбор урожая» с елки разрешался только на Новый год или на Богоявление, когда, как писал страсбургский хирург Бальтазар Бек в XVI столетии, «приходят мальчишки «обтрясать» рождественское дерево».



Легкие, как пух, стеклянные шары — шар восьми сантиметров в диаметре действительно весит не больше 12 граммов — сегодня самые привлекательные украшения рождественской елки. В них отражаются огоньки свечей, они сверкают и искрятся.

Красные шары похожи на яблоки или гранаты, которые с античных времен «отвечали» за плодородие и бессмертие и лишь позднее стали ассоциироваться с первородным грехом. Золотые шары можно считать и миниатюрными изображениями небесных светил.

Вероятно, стеклянные шары пришли к нам из Тюрингии, где ремесло стеклодувов появилось еще в начале XVII века, когда переселенцы из Богемии основали там стекольное производство. По другой версии, первые шары были сделаны в лотарингском Мейзентале, который также имеет традицию стеклодувного дела.

Существует даже небольшая история на эту тему. В Эльзасе растет сорт маленьких красных яблок, которые называют «Христовыми яблоками» или «ледяными яблоками». Примерно в 1858 году из-за засухи случился неурожай, и стеклодувы сделали красные стеклянные шары, которые потом повесили на елку.



Наступление XX века в буквальном смысле оповестил звон колокольчиков, как раз вошедших в моду. Тепло горящих свечей приводило их в движение, они начинали звенеть и — если верить восторженным описаниям производителей — создавали прекрасную иллюзию звонящего вдали колокола.

Такие «звонницы» выпускались в различных вариантах. Но чаще всего то были маленькие латунные ангелы, трубившие в трубы и заставлявшие звучать остальные металлические детали.

Еще один оригинальный вариант — связка из четырех колокольчиков, которой управляет с помощью шнура святой Николай, сделанный из жести; поднимая и опуская руки, он тем самым дергает шнур.



Были специалисты, которые сделали украшение елки прямо-таки особой наукой. К ним относился Гуго Эльм, который в своей «Золотой книге о Рождестве» (1878 год) писал об «изящном расположении различных украшений на елке», чтобы избежать «бессмысленной мешанины». Для этого он предлагал учитывать строение дерева и крепость его частей:

«Украшая елку, надо начинать с самых тяжелых предметов, которые лучше всего помещать как можно ближе к стволу и в середине ветвей. После этого рекомендуется найти место орехам. Следует чередовать золотые и серебряные и вешать примерно по три-четыре ореха на длинные, по два-три на более короткие, а на самые высокие и короткие ветви только по одному ореху.

Позолоченные или посеребренные еловые шишки, наоборот, можно привязывать ближе к краю ветки, а именно на вторую ее треть, считая от ствола. Марципаны и конфеты лучше всего смотрятся между двумя орехами. Блестящими стеклянными шарами, фруктами и тому подобным.

Украшайте верхние ветки, чтобы можно было любоваться эффектом отражающихся в них лучей от свечек. Металлические спирали и канитель распределите на концах ответвлений, потому что они тоньше и легче начинают раскачиваться, чем более сильные основные ветви. На них же следует вешать коробочки и сеточки, вырезанные из бумаги.

Отдельные звезды равномерно распределяются по всему дереву, а цепочки надо чередовать на ветвях: цепочки из орехов, соломы, звезд, бумаги и тому подобные.

Бумажные кулечки с мелкими подарками всегда вешайте на конец ветки, лучше всего под свечой. На верхушку стоящего дерева обычно помещают большую звезду из папье-маше, обтянутую золотой бумагой, к которой прикрепляют самодельного или покупного ангела.

Роскошно выглядит также широкая атласная лента с золотой бахромой и выполненной готическим шрифтом торжественной рождественской надписью: «Слава в вышних Богу».

После того как на елку будут прикреплены еще и подсвечники, верхнюю часть ветвей следует украсить мелко порванной ватой и закрепить ее тонкими серебряными нитями».



Когда с елки осыплется вся хвоя и ее красота безвозвратно исчезнет, от понимания, что ничто не вечно, вначале пропадает даже мысль о скорой весне. В наших широтах должно пройти по крайней мере несколько месяцев, пока появятся первые цветы.

Нигде не написано, когда надо выносить елку. Подходящим днем считается 6 января, Богоявление, в том числе и потому, что к этому времени ель уже начинает осыпаться.

Тем не менее известно, что английская королева предпочитает сохранять рождественское убранство до начала весны, однако надо полагать, что ее елку предварительно специально обрабатывают, чтобы та не потеряла своей красоты раньше времени.

Эта королевская привычка может быть и воспоминанием о том, что 2 февраля, Сретенье, раньше считалось концом рождественских праздников.

В Дании елка иногда получает вторую жизнь — ее «украшают» кольцами из сала и клецками из птичьего корма и выставляют в сад, чтобы и птицы могли порадоваться.



В наше время, когда часто говорят о полезном применении всего на свете, возник вопрос, как можно с толком использовать и «утилизировать» отслужившие свое рождественские елки.

Они могут еще пригодиться в ландшафтном деле и при новых посадках, разрыхляя почву и поддерживая тем самым рост новых растений, или могут укреплять дюны, предохраняя новые насыпи от быстрой эрозии. А если опустить их в пруд или озеро, то между отмершими ветвями образуются убежища для рыб, помогая новой жизни.

Часто разрубленные ели служат горючим для тепловых электростанций. Нельзя забывать и о старой пасхальной традиции, когда сжигают остатки елок и других засохших деревьев.

Если рождественская елка стояла в горшке, ее можно снова пересадить в землю. Правда, тогда надо подождать, пока пройдут последние морозы. И обязательно нужно аккуратно вынимать ель из почвы, не повредив корни.

Для деревьев, которые не успели вовремя продать, есть особое применение. Некоторые зоологические сады кормят ими своих питомцев. Говорят, из-за сладкой смолы хвойные — излюбленное лакомство слонов.


Каждый, кто когда-либо устанавливал в доме елку, продолжал писать историю этой традиции, при этом вписывая ее в контекст собственной жизни.

Многие поколения людей изменяли образ рождественской елки в соответствии с собственным представлением об идеальном праздничном дереве.

Однако традиция оказалась удивительно устойчивой и адаптивной, и во всех уголках мира, где ныне следуют обычаю наряжать елку, эта традиция продолжает жить и меняться.

Так что история рождественской елки еще далеко не завершена.



Перевод Е. Зись.

Источник:

Бернд Бруннер
ИСТОРИЯ
РОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЕЛКИ
— М.: Текст, 2017.

Сайт издательства: TextPbl.Ru






Express de Paris  

Проект студии "Darling Illusions"
© 2003 - 2016